Что поведал Платон об Атлантиде - История материков
 

Kaldera.Info

Вулканическая активность Земли

Slideshow Image 1
Slideshow Image 2
Slideshow Image 3
Slideshow Image 4
Slideshow Image 5



Что поведал Платон об Атлантиде

что поведал платон об атлантиде

Об острове-государстве Атлантиде первый раз поведал миру в 355 году до н. э. древнегреческий ученый Аристокл, известный человечеству под именем Платон Афинский (428 либо 427 — 348 либо 347 годы до н. э.), ученик величайшего философа того момента Сократа (470–399 годы до н. э.). Папа Платона, Аристон, происходил из рода последнего афинского царя Кодра. Предком Платона по линии матери, Периктионы, (его прапрадедом) был законодатель Солон (640–559 годы до н.э.), который много путешествовал и, начиная приблизительно с 570 года до н. э., провел около 10 лет в стране фараонов Египте. Там Солон вел беседы со жрецами богини Нейт о древнейших временах и познакомился с документами, относящимися к далекому прошлому Греции, Египта и... Атлантиды.

В 404 году до н. э. совсем молодым человеком Платон оказался свидетелем взятия Афин войсками Спарты. Так завершилась Пелопоннесская война.

Демократический строй в Афинах был уничтожен, а власть в городе перешла к 30 тиранам. Среди них был родственник и друг Платона Критий Младший, который приходился первому дядей. Впрочем через год в бою с демократами Критий был убит и демократия в Афинах снова восторжествовала.

Молодому Платону пришлось надолго покинуть Афины. Тогда-то он во время своих странствий и посетил Сиракузы, многие средиземноморские города и страны, в том числе и Египет, где некогда учился «мудрейший из семи мудрых» Эллады Солон.

Любой рассказ об Атлантиде начинается с упоминания о двух (из десяти дошедших до нас) философских диалогах Платона — «Тимей» и «Критий», которые представляют собой пересказ уроков Сократа своим ученикам. Этому непреложному правилу следуют как сторонники, так и противники существования в прошлом легендарной страны в Атлантике.

Диалоги эти Платон написал в конце своей жизни. В первом из них, «Тимее», дано описание афинского государства, воюющего с атлантами, а во втором, «Критии», и описывается Атлантида. Оба эти диалога образуют единый цикл с ещё одним (третьим!) диалогом Платона — «Государство», в котором со ссылкой на Сократа рассказывается о «путешествии» в загробный мир. Следовательно, диалоги «Государство», «Тимей» и «Критий» связаны между собой, в них беседуют одни и те же лица.

Собственно сам рассказ об Атлантиде стал известен от Платона лишь спустя 200 лет после посещения Солоном Египта и почти через 50 лет после путешествия Платона в эту страну. Впрочем он ни словом не обмолвился о том, довелось ли ему самостоятельно увидеть документы об Атлантиде, которыми располагали египетские жрецы, либо нет.

Правда, из обоих диалогов следует, что сказание об Атлантиде и причинах её гибели Платону было известно до путешествия в Египет.

Весь миф об этом острове-государстве Атлантиде и постигшей его катастрофе повествуется Платоном в параграфах 20d–26e «Тимея» и 108d–121c «Крития».

В диалоге «Тимей» роль рассказчика отведена поэту и историку Критию Младшему, который был одним из учеников Сократа, присутствовавших при данной беседе. Критий рассказывает своему учителю и двум своим друзьям (Тимею и Гермократу) «древнее сказание», услышанное им в детстве от своего деда Крития-старшего, которому передал его сам Солон.

Критий обращается к Сократу со следующими словами:

«Послушай же, Сократ, сказание, хотя бы и сильно странное, но, несомненно, правдивое, как засвидетельствовал некогда Солон, мудрейший из семи мудрецов. Он был родственником и большим другом прадеда нашего Дропида... и говорил деду нашему Критию, что нашим городом в древности были свершены великие и достойные удивления дела, которые были затем забыты по причине бега времени и гибели людей...»

Великий и мудрый Солон некогда совершил путешествие в Египет, а именно — в расположенный «у вершины Дельты, где Нил расходится на отдельные потоки» город Саис, покровительницей которого является богиня Нейт, «а по-эллински, как утверждают местные жители, это Афина».

Солон рассказывал, что там «его приняли с большим почетом». Однажды, «когда... он вознамерившись стал расспрашивать о древних временах самых сведущих среди жрецов», то «ему пришлось убедиться, что ни сам он, ни вообще кто-или из эллинов, можно сказать, почти ничего об этих предметах не знает». И тогда воскликнул один из жрецов: «Ах, Солон, Солон! Вы, эллины, вечно остаетесь детьми, и нет среди эллина старца». А причина этого в том, что умы эллинов не сохраняют в себе «никакого предания, искони переходившего из рода в род, и никакого учения, поседевшего от времени».

По утверждениям египетских жрецов — цивилизации смертны. Многие из них погибли по причине возникающих великих пожаров, происходящих из-за отклоняющихся от своих путей звезд. Прочие же гибнут, «когда... боги, творя над Землей очищение, затопляют её водами». В Египте же имеются храмы, которым никогда не угрожали ни пламя пожаров, ни воды наводнений, и в них сохранились записи, в которых запечатлены все замечательные земные события.

В этих текстах говорится не только о многих потопах, но и о государстве, «что ныне известно под именем Афин». Предание приписывает ему такие небывалые деяния, «которые прекраснее всего, что нам известно под небом». Именно Афины перед самым разрушительным наводнением «положили предел дерзости несметных воинских сил, отправлявшихся на завоевание всей Европы и Азии». А путь эти воинские силы держали от одного из островов Атлантического моря.

И дальше Критий Младший продолжает:

«Через море это (Атлантику. — А. В.) в те времена возможно было переправиться, ибо так же существовал остров (Атлантида. — А. В.), лежавший перед тем проливом, который называется на вашем языке Геракловыми столпами (скалы Абилик и Кальпа Гибралтарского пролива. — А. В.). Данный остров превышал своими размерами Ливию и Азию (Ливией и Азией древние греки называли соответственно обитаемые территории Африки без Египта и полуострова Малой Азии. — А. В.), совместно взятые, и с него тогдашним путешественникам достаточно легко было перебраться на прочие острова (ныне большей частью затопленные. — А. В.), а с островов — на весь противолежащий материк (Америку. — А. В.), который охватывал то море, что и впрямь заслуживает такое название (ведь море по эту сторону упомянутого пролива являет собой лишь бухту с неким узким проходом в нее, тогда как море по ту сторону упомянутого пролива есть море в собственном смысле слова (Атлантический океан. — А. В.), равно как и окружающая его земля воистину и весьма справедливо может быть названа материком. На этом-то острове, именовавшемся Атлантидой, появился великий и достойный удивления союз царей, чья власть простиралась на весь остров, на многие прочие острова и на часть материка (Америку. — А. В.), а сверх того, по эту сторону пролива они владели Ливией вплоть до Египта и Европой вплоть до Тиррении (область в Средней Италии, у побережья Тирренского моря. — А. В.)...»

Приведенная цитата интересна для нас тем, что в ней говорится не только о местоположении Атлантиды, но и её размерах. Итак, со слов Платона однозначно следует, что Атлантида находилась в Атлантическом океане и не где-нибудь, а только перед Гибралтарским проливом. Именно в этом месте и нужно её искать. Однако, к этому вопросу мы в дальнейшем так же многократно будем возвращаться.

Что касается размеров Атлантиды, то сведения, полученные из диалогов Платона, и правда, крайне противоречивы. Дело в том, что величина стадия, данной единицы измерения расстояний, как оказалось, меняется в нужно значительных размерах. Между прочим, стадий равнялся тому отрезку пути, который проходит человек равномерным шагом за время полного восхода диска Солнца над линией горизонта, т.е. в течение двух минут. В древней Элладе было, к примеру, целых два стадия: 178 метров — аттический и 193 метра — олимпийский. Очередной стадий, равный 98 метрам, был в Египте. Понятно, что данный факт для нас весьма важен, поскольку само предание об Атлантиде пришло к нам из Египта и, видимо, нам в дальнейшем необходимо пользоваться этими значениями «египетского» стадия.

Таким образом, если принимать во внимание только обитаемые участки территории «Ливии и Азии, совместно взятых» и сообщаемый Платоном факт, что Атлантида простиралась по одному направлению на три тысячи стадиев (около 300 километров), а по другому — на две тысячи (около 200 километров), то получается, что Атлантида впрочем и была необходимо крупным островом, но все же её размеры несколько преувеличены.

По словам Платона, сам остров Атлантида имел форму правильного продолговатого прямоугольника.

Обрамленный с трех сторон горами, защищавшими остров от северных ветров, он был открыт к морю с южной стороны. Вдоль границы равнины и гор проходил канал грандиозных размеров: глубиной около 25 метров, шириной около 100 метров и длиной около 1000 километров. От обводного канала были прорезаны по всей равнине прямые каналы, которые тоже имели выход в море. По этим каналам сплавляли срубленный в горах лес. Вот кратко и все, что поведал нам Платон в целом об острове-государстве Атлантида.

Далее в «Тимее» говорится о том, что атланты намеревались одним ударом обратить в рабство все неподчинявшиеся им страны и земли по эту сторону Гибралтарского пролива. Афинское государство вначале возглавило союз эллинов, противостоявший этому плану, «но из-за измены союзников оказалось предоставленным самостоятельно себе, в одиночестве встретилось с крайними опасностями и все же одолело завоевателей...» Впрочем «позднее, когда пришел срок для невиданных землетрясений и наводнений, за одни ужасные сутки вся ваша воинская сила была поглощена разверзнувшейся землей; равным образом и Атлантида исчезла, погрузившись в пучину (обратим особое внимание на то, что тут не говорится об исчезновении острова Атлантиды в течение одних суток. — А. В.)... После чего море в тех местах (речь тут идет только о входе в Гибралтар из Атлантики. — А. В.) стало вплоть до сего дня несудоходным и недоступным по причине обмеления, вызванного огромным количеством ила, который оставил после себя осевший остров...». Этим отрывком в «Тимее», собственно, заканчивается повествование об Атлантиде, впрочем текст диалога продолжается...

О большом количестве ила по ту сторону Гибралтарского пролива вместе с Платоном сообщали так же его ученики Аристотель и Теофраст. Это обстоятельство может вызвать недоумение у современного читателя: о каком, собственно говоря, иле в Атлантическом океане может идти речь? Впрочем это недоразумение рассеивается при ближайшем знакомстве с современной картой дна Атлантического океана. Вулканический подводный хребет, занимающий всю среднецентральную часть океана, способен выбросить при извержении такое количество легкого материала, к примеру, типа пемзы, которое не только может затруднить судоходство, но и сделать его невозможным в том либо ином районе.

Иной рассказ об острове-государстве имеется в диалоге Платона «Критий», где производится разговор Крития Младшего с Гермократом.

Критий напоминает собеседнику о том, что было поведано раньше ему и Сократу: о существовании острова, его размерах и местоположении, войне с Афинами и причинах последовавшего после чего исчезновения. Перечислив эти события, Критий продолжает свое сказание, подробно описывая древнюю родину афинян (нынешняя Аттика — это «лишь скелет истощенного недугом тела, когда вся мягкая и тучная земля оказалась смытой и только один остов также перед нами»); её столицу с акрополем, гораздо превосходящим нынешний, и её жителей — «вождей всех других эллинов по доброй воле последних».

После чего Критий рассказывает, что представляла собой Атлантида в тот момент, когда «боги поделили между собой по жребию все страны земли».

Климат Атлантиды был исключительно мягким. Никакой зимы, небо всегда голубое. Берега её, сложенные белыми, черными и красными породами, круто обрывались к морю, так что остров был гористым. Впрочем среди гор лежали обширные равнины с сильно плодородными землями.

«Так и Посейдон, получив в удел Атлантиду, населил её своими детьми, зачатыми от смертной женщины, приблизительно вот в каком месте города: на равном расстоянии от берегов и в середине всего острова была равнина, если верить преданию, красивее всех других равнин и очень плодородная, а опять-таки в середине данной равнины, приблизительно в пятидесяти стадиях от её краев, стояла гора, со всех сторон невысокая. На данной горе жил один из мужей, в самом начале произведенных там на свет землею, по имени Евенор, и с ним жена Левкиппа, их единственная дочь звалась Клейто. Когда девушка уже достигла брачного возраста, а мать и папа её скончались, Посейдон, воспылав вожделением, соединяется с ней: тот холм, на котором она обитала, он укрепляет, по окружности отделяя его от острова и огораживая попеременно водными и земляными кольцами (земляных было два, а водных — три) большой либо меньшей величины, проведенными на равном расстоянии от центра острова, словно бы циркулем. Это заграждение было для людей непреодолимым...»

Далее Посейдон придал благоустроенный вид островку посредине равнины, источил из земли два родника — один с теплой водой, а иной с холодной — и заставил землю давать разнообразную и достаточную для жизни снедь.

«Произведя на свет пять раз по чете близнецов мужского пола, Посейдон взрастил их и поделил весь остров Атлантиду (в данном случае содержится в виду вся страна. — А. В.) на десять частей, причем тому из старшей четы, кто родился первым (его звали Атлантом, но нельзя его путать с иным Атлантом, братом Прометея и отцом Гесперид, который держал на крайнем западе на своих плечах небесный свод. — А. В.), он отдал дом матери и окрестные владения как наибольшую и лучшую долю и поставил его царем над остальными...

От Атланта произошел особо многочисленный и почитаемый род, в котором самый старый всегда был царем и передавал царский сан старейшему из своих сыновей, из поколения в поколение сохраняя власть в роду, и они скопили такие богатства, каких никогда не было ни у одной царской династии в прошлом и едва ли будет когда-нибудь так же, ибо в их распоряжении было все, что приготовлялось как в городе, так и по всей стране. Многое ввозилось к ним из подвластных стран, но большую часть потребного для жизни давал сам остров, прежде всего все виды ископаемых твердых и плавких металлов, и в их числе то, что ныне известно лишь по названию, а тогда существовало на деле: самородный орихалк, извлекавшийся из недр земли в разных местах острова. Лес в изобилии доставлял все, что надо, для работы строителям, а равно и для прокормления домашних и диких животных. Даже слонов на острове водилось великое множество, ибо корму хватало не только для всех других живых существ, населяющих болота, озера и реки, горы либо равнины, но и для этого зверя, из всех зверей самого значительного и прожорливого».

Земля Атлантиды была богата благовониями, которые находились и взращивались в корнях, в травах, в древесине, в сочащихся смолах, в цветах либо плодах. Да и «всякий пестуемый человеком плод и злак», из которых готовились еда и хлеб, — море канал ипподром все это вырастало на острове «прекрасном, изумительном и изобильном». Пользуясь этими прекрасными дарами земли, цари Атлантиды построили разные святилища, дворцы, гавани, верфи и привели всю страну в порядок. Прежде всего они перебросили многочисленные мосты через водные каналы, окружавшие древнюю метрополию, тем самым был создан путь, соединявший столицу с этими районами.

«Камень белого, черного и красного цвета они добывали в недрах срединного острова и в недрах внешнего и внутреннего земляных колец, а в каменоломнях, где оставались двойные углубления, перекрытые сверху тем же камнем, они устраивали стоянки для кораблей. Если некоторые собственные постройки они делали простыми, то в прочих они забавы ради искусно сочетали камни различного цвета, сообщая им естественную прелесть; ещё и стены кругом наружного земляного кольца они по всей окружности обделали в медь, нанося металл в расплавленном виде, стену внутреннего вала покрыли литьем из олова, а стену самого акрополя — орихалком, испускавшим огнистое блистание».

Главное царское жилье было сооружено там, где прежде находилось обиталище бога и предков. Оно было устроено следующим образом. В середине стоял священный храм Клейто и Посейдона, обнесенный золотой оградой. Был там и храм, посвященный одному Посейдону. Снаружи его здание было покрыто серебром, а столбы по его углам были сделаны из золота. Внутри храм был впечатляющ: потолок из слоновой кости, расцвеченный золотом, серебром и орихалком; стены, внутренние колоны и пол были одеты так же орихалком.

Внутри храма находилась золотая статуя Посейдона огромных размеров. Стоя в колеснице и головой касаясь потолка, он правил шестью крылатыми конями, окруженный плывущими на дельфинах нереидами. В храме было еще много прочих статуй, пожертвованных частными лицами, а снаружи его находились золотые изображения царских жен и всех их потомков, которые родились от десяти царей Атлантиды. Помимо этого, около храма находились изображения частных лиц из столичного города и из прочих городов, над которыми господствовала Атлантида.

К услугам царей тут было два источника родника — один с теплой, а иной с холодной водой. Она, имевшая удивительный вкус и обладавшая целительными свойствами, отводилась в водоемы и к священной роще Посейдона — группе различных пород деревьев необыкновенной красоты и высоты.

Благодаря постоянным доработкам правителей, старавшихся превзойти предшественника, здание дворца превратилось в поразительное по величине и красоте сооружение. Так было устроено место, в котором жили цари Атлантиды.

От моря до самого последнего из трех водных колец столицы, ширина которых соответственно составляла приблизительно 100, 200 и 300 метров, атланты прорыли канал, ширина которого была около 100 метров, глубина составляла больше 30 метров и длина — порядка 5 километров. Этим самым в первом от моря и максимально широком канале была создана большая гавань, непрерывно заполненная кораблями, на которых отовсюду прибывали купцы в таком множестве, что тут днем и ночью непрерывно слышался говор, шум и стук.

Грозную силу представляло собой войско атлантов. Их флот, к примеру, состоял из 1200 кораблей и 240 тысяч моряков. Правда, сложно представить себе флот из больше чем тысячи кораблей, а четверть миллиона моряков — это слишком много даже для всей страны Атлантиды.

Ведь в те древние времена, когда, по современным представлениям, население всей Земли составляло все лишь несколько миллионов человек, на долю Атлантиды могло приходиться не больше двух-трех миллионов жителей. Да и с кем мог воевать такой большой флот? Однако, послушаем дальше Платона.

Далее в диалоге Критий описывает «природу сельской местности и каким образом она была устроена». Как уже отмечалось, весь данный край находился сильно высоко над уровнем моря. Равнина, окружавшая город, сама находилась в окружении гор. Длина по периметру данной четырехугольной площади составляла приблизительно около тысячи километров (10 000 стадиев). Всякий участок равнины «должен был поставлять одного воина-предводителя, причем величина каждого участка была десять на десять стадиев, а всего участков насчитывалось шестьдесят тысяч; а то несчетное число простых ратников, которое набиралось из гор и из остальной страны, сообразно числу участников распределялось между предводителями».

Как видим, и сухопутная армия Атлантиды может быть охарактеризована лишь при помощи фантастических цифр. Она насчитывала больше 700 тысяч человек. Это под силу только сильно крупной современной державе. Поэтому приведенные данные могут свидетельствовать только об одном: цифры Платона явно завышены, приблизительно в 100 раз! Однако, это только наше предположение и доказать его не представляется возможным. А поэтому надо верить Платону...

Законы в Атлантиде были установлены в соответствии с предписанием бога Посейдона и начертаны «первыми царями на орихалковой стеле, которая стояла в средоточии острова — внутри храма Посейдона». В этом храме все десять царей Атлантиды собирались раз в пять-шесть лет, чтобы «совещаться об общих заботах, разбирать, не допустил ли кто-нибудь из них какого-или нарушения, и творить суд». Перед тем как приступить к суду, они, вооруженные только палками и арканами, отлавливали в роще при святилище Посейдона быка, после чего его «подводили к стелле и закалывали над его вершиной, так чтобы кровь стекала на письмена», приносили соответствующую клятву и «усаживались на землю при клятвенном огневище и ночью, погасив в храме все огни, творили суд и подвергались суду, если кто-или из них нарушил закон».

Впрочем «унаследованная от бога доля ослабела, неоднократно растворяясь в смертной примеси, и возобладал человеческий нрав, тогда они оказались не в состоянии долее выносить свое богатство и утратили благопристойность». Правители Атлантиды потеряли самую хорошую свою ценность, впрочем и «казались прекраснее и счастливее всего как раз тогда, когда в них кипела безудержная жадность».

«И вот Зевс, бог богов, блюдущий законы, прекрасно умея усматривать то, о чем мы говорили, помыслил о славном роде, впавшем в столь жалкую развращенность, и решил наложить на него кару, дабы он, отрезвев от беды, научился благообразию. Поэтому он созвал всех богов в славнейшую из своих обителей, утвержденную в средоточии мира, из которой можно лицезреть все причастное рождению, и обратился к собравшимся с такими словами...»

Этими строками о Зевсе и его каре обрывается диалог «Критий», т.е. он остался незаконченным. Нам никогда не узнать наверняка, что же хотел сказать Платон данной незавершенной фразой. Вскоре после чего Платон помер.

Небезынтересно в данном случае выделить, что диалог «Критий» не был последней работой философа: вслед за ним были написаны «Законы». Стало быть, несостоятельной является версия о том, что диалог «Критий» не окончен из-за недостатка Платону времени на эту работу. Вероятней всего окончание диалога было впоследствии утеряно, как это случилось и с некоторыми другими работами Платона.

Из того, что рассказано об Атлантиде в «Тимее» и начале «Крития», мы все же знаем, что последние слова Зевса предопределили судьбу данной легендарной страны. Зевс, согласно древнегреческим мифам, не раз налагал кару на род человеческий.

Необходимо вспомнить Девкалионов потоп, попытку Зевса уничтожить старый род людей и «насадить» новый. Троянская война по своей сущности тоже есть следствие мольбы Матери-Земли, Геи, к Зевсу покарать людей за их нечестие.

Зевс направил на Атлантиду собственные карающие молнии, в конечном итоге чего данная страна-остров скрылась окончательно и бесповоротно в пучинах моря... Бог богов Зевс жестоко карал, когда речь шла о том, чтобы сделать людей «более умеренными и мудрыми»!




Читайте:


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Активные вулканы:

Извержения вулканов-ИТАЛИЯ, Этна, Сицилия 1226 г до н.э

News image

Записи о самых ранних извержениях вулкана Этна живописны и образны, но в них отсутствуют статистические данные. Тем не менее создается картина посто...

НАГОРЬЕ ТИБЕСТИ

News image

представляет собой свод, приподнятый над окружающими равнинами на 2 км. Ядро его сложено докембрийскими породами. Это приподнятое в горстах основани...

СЕВЕРНАЯ ЧАСТЬ ОСТРОВА НЕГРОС

News image

Блок о-ва Негрос сложен допалеогеновым метаморфическим комплексом, перекрытым мощными конгломератами и известняками среднего и верхнего миоцена. В с...

Извержения вулканов – ИНДОНЕЗИЯ, о-в Кракатау, Кракатау, 26-

News image

Грохот разрушительного и губительного извержения вулкана Кракатау 26 августа 1883 года был самым громким звуком, который когда-либо слышало человече...

Типы вулканов:

Кальдеры

News image

Мы уже упоминали о кальдерах как о вулканических кратерах диаметром более 1 км. Пример такой кальдеры диаметром около 4 км на вершине вулкана Кнлауэ...

Купола, маары и туфовые кольца

News image

Купола, маары и туфовые кольца. Очень вязкая лава (чаще всего дацитового состава) при извержениях через основной кратер или боковые трещины образует...

Извержение бандайсанского типа

News image

Извержение бандайсанского типа (Синоним: извержение фреатическое) - взрывоподобное извержение массы газов и обломков старой лавы, закупоривавшей жер...

Плинианский тип

News image

Называется по имени римского ученого Плиния Старшего, который погиб при извержении Везувия в 79 н.э. Извержения этого типа характеризуются наибольше...

>>>: История материков - Что поведал Платон об Атлантиде